Как относятся к Саакашвили на Западе

Экс-президент Грузии и бывший одесский губернатор Михеил Саакашвили растерял значительную часть доверия западных партнеров, не имеет постоянного офиса и особого веса в целом

Об этом пишут эксперты Питер Залмаев и Линкольн Митчелл в совместной колонке для агентства Al-Jazeera.

«В большей политической картине Саакашвили больше не может быть особенно важен», — говорится в статье.

По мнению авторов, несмотря на утраченное влияние, экс-президент стал одним из самых незаурядных гостей конференции по безопасности в Мюнхене.

«Саакашвили, на протяжении многих лет был любим на Западе за его непримиримую борьбу с коррупцией в Грузии и язвительную риторику в отношении России», — отметили эксперты.

После его отъезда из Грузии после истечения президентских полномочий в конце 2013-го, Саакашвили стал советником украинского правительства, а позднее возглавил Одесскую область.

«Он уже не был энергичным реформатором, который так сильно изменил Грузию и оказался не в состоянии сделать многое», — полагают Залмаев и Митчелл.

К концу 2016 года Саакашвили покинул губернаторский пост и принял решение возобновить политическую карьеру. После организации ряда протестных акций в Киеве, экс-президент был лишен украинского гражданства так же легко, как был им одарен в 2015-м.

«Через несколько месяцев (осенью 2017 года. — Ред.) он вернулся в Украину без надлежащей документации и был арестован, освобожден, а затем в начале этого месяца все стало еще страннее», — отметили авторы.

5 февраля 2018 года украинский апелляционный суд отклонил просьбу Саакашвили о предоставлении ему статуса беженца, а спустя неделю он был депортирован из Украины в Польшу, откуда выехал в Нидерланды, говорится в статье.

«Драма и странность вокруг саги Саакашвили затмевают реальность. Совсем недавно, как и два года назад, Саакашвили хвастался, что он и его сторонники скоро будут работать в двух странах: Грузии и Украине, а сегодня он широко дискредитирован и, что более разрушительно для него, почти не имеет отношения к этим странам», — подчеркнули эксперты.

Так, в Грузии его политическая партия раскололась на конкурирующие фракции, ни одна из которых не получает сколько-нибудь значительного количества голосов и не обладает реальной властью.

Его поддержка в Украине также колеблется в пределах нескольких процентов, а организованные им митинги не собирали больше пяти тысяч человек.

«Постоянный барабанный бой Саакашвили о коррупции в Украине не так уж ошибочен, поскольку он действительно завышен и не резонирует с населением, утомленным многолетними потрясениями», — отмечается в материале.

По мнению авторов, украинцы разочарованы своим правительством и темпами реформ, но это не значит, что они готовы принять популизм, нестабильность и неустойчивое руководство, которые всегда были частью бренда Саакашвили.

Кроме того сообщается, что экс-губернатор столкнулся с серьезным обвинением в том, что он согласился получить финансирование от сбежавшего президента Виктора Януковича. Саакашвили категорически отрицает любую связь с Януковичем, но обвинения и доказательства не следует так легко игнорировать.

Жестокая ирония последней итерации Саакашвили заключается в том, что, несмотря на его жесткую антироссийскую риторику, почти никто за пределами России не делают больше для дискредитации украинского государства в глазах Запада.

На Мюнхенской конференции экс-губернатор, пишут Залмаев и Митчелл, большую часть своего времени посвящал словесным нападкам на украинское правительство, ссылаясь на них как на мошенников и воров, и пытался подорвать их поддержку со стороны западных финансовых институтов.

«Не следует забывать, что в Украине он пытался заключить союзы с крайними правыми и внешними ксенофобскими силами, такими как «Свобода» и батальон «Азов». В лагере за пределами парламента можно было увидеть плакаты и знамена с откровенными антисемитскими лозунгами», — подчеркнули авторы.

В целом, говорится в материале, если когда-то Саакашвили и представлял надежду и обещал глобальный демократический проект, то в значительной степени ничего не получилось из-за его собственных решений.