Союз распался, совок остался

Российский журналист считает, что СССР никуда не делся

Об это Саша Сотник пишет в своем Фейсбуке, передает Бумеранг-Инфо

Ругают Путина вместе с Россией. И я ругаю и плююсь, что уж греха таить. А ведь все логично и закономерно.
Мы говорим (точнее — привыкли так считать), что СССР развалился. Но он не развалился. Он распался на несколько «княжеств». Каждое — со своим колоритом. Вот вам «Бацка» в Беларуси, вот вам туркменбаши. Хотите Елбасы? — их есть у нас. Все по-нашему, по-советски, по-обкомовски. Даже банно-прачечные принадлежности остались в виде Кожевниковых и прочих «блядчонок» (слово не мое — Иван Бунин придумал, писатель такой).
Так что Россия, как правопреемница СССР, очень хорошо себя показала. Жизнеспособно, агрессивно, с репрессиями и реваншистскими истериками. Она, правда, пужается, когда дело доходит до серьезного отпора, ибо — хилая и не уверена в себе. Но Генсек есть. Вот он, безбровый плешивец, но — в достойном окружении. И партбилет не выкинул в свое время (молодец, просёк фишку), и речи длинные и правильные произносил, и лил в уши электорату так, что тот заходился в едином порыве. И Крым с Севастополем, и даже Сирия (для Афгана — кишка тонка), и друзья чернокожие зимбабвийские (пока — без золотых колец в нос, но и Генсек ведь еще молод, ему — не 75, чес-слово!)…
Так что СССР никуда не делся. Он — здесь, с нами, в нас самих.
Наверное, кто-то будет плакать, когда он навернется, проиграв на сей раз игрушечную «холодную войну», ибо такого недомерка никто всерьез в мире не воспринимает. Меркель, что ли, трепещет? Обама потеет в страшных снах? Нет, конечно. Смотрят, как на умственно отсталую территорию и покачивают головой: «Эх, надо было тогда, в 90-е, добить мягко, чтобы с ринга унесли. А то — гляди-ка: встал и выёживается…»
Но ничего. Наш советский борцун еще немного покачается, дешево поработает на собственных безумных болельщиков — да и рухнет. И не встанет больше.
Так что не надо его ругать. Истощенный истерик помирает как умеет. Простим ему эту слабость. А афонские старцы отпоют. Правда, кресты им снять, все-таки, придется, ибо грешником был «новопреставленный». Большим и неисправимым. От того и издох.