Откуда у крымских властей страх перед митингами?

В субботу, 4 июня, в Алуште произошел неприятный инцидент. Жители города вышли на набережную, чтобы высказаться против ее загромождения и незаконной застройки, которая перекрывает доступ к морю.

И дело даже не в самом загромождении, а в том, что пространство занято дешевым ширпотребом из комплексов для луна-парков. При этом сама набережная требует ремонта. Такое положение дел делает Алушту непривлекательной ни для местных жителей, ни для потенциальных приезжих, пишет  крымский политолог Сергей Лиотар на сайте Крым.Реалии, передает Бумеранг-Инфо

В общем, люди пришли высказаться, а так как согласовать митинг в Крыму – дело невозможное, то акцию решили проводить под видом встречи с депутатом – молодым парнем Павлом Степанченко. В украинские времена он был активистом КПУ, а на последних местных выборах, организованных уже российскими властями, баллотировался от КПРФ. Правда, потом политика  исключили из партии, потому что он был в контрах с алуштинскими властями.

Павел Степанченко и раньше вступал в конфликты с местными чиновниками (по поводу строительства, подхода к городскому туризму). 4 июня он доказывал, что предприниматели начали устанавливать элементы развлекательной зоны на набережной еще до проведения конкурса. Политик ясно намекнул, что делается это с попустительства алуштинских «единороссов» и городских властей, которые дают бизнесменам карт-бланш в обмен на какие-то блага с их стороны.

Итогом «депутатской встречи» стало задержание бывшего члена КПРФ и двух других участников митинга, которые затем были доставлены в отделение полиции. Удивительно, что присутствующие пытались отбить схваченного депутата, а растерянные полицейские довольно долго мялись, пробивая дорогу в толпе.

При задержании полицию не интересовал тот факт, что на депутатской встрече не использовались ни плакаты, ни громкоговорители, не было никаких массовых действий, кроме обсуждения городских проблем.

То есть, разгоняя хитро замаскированный митинг, правоохранители умышленно превысили свои служебные полномочия. Ведь главная цель состояла в поиске и публичном наказании организаторов массового мероприятия, а его юридическая обертка и фактическое исполнение всем были по барабану.

Меня на видеозаписи «депутатской встречи» приятно удивили комментарии, которыми митингующие сопровождали противоправные действия полицейских: «Почему вы трогаете депутата? Мы его выбирали! Вот Галину Огневу не выбирали, а Пашу выбирали». Для справки: Галина Огнева – это нынешний градоначальник Алушты, к которой на мероприятии относились с явным пренебрежением.

Эти выкрики напомнили мне о другом недавнем разгоне не очень массового, но все-таки пикета в Симферополе.

6 мая там состоялся неразрешенный митинг крымских казаков, выступавших против закрытия казацкого детского корпуса. Люди вышли протестовать прямо в центр Симферополя, к памятнику святителю Луке.

У них, в отличие от алуштинцев, не было ни сопровождающего депутата, ни разрешения. Поэтому акция закончилась потасовкой между протестующими и полицейскими.

Возмущенные женщины и мужчины что в Алуште, что в Симферополе не понимают, почему правоохранительные органы относятся к ним с такой жестокостью. Когда на видео полицейский зачитывает бумажку от администрации Симферополя о том, что митинг не согласован, за подписью Галины Александровой (заместителя главы администрации,руководителя аппарата –авт.), кто-то из казаков кричит: «Кто такая Александрова? Я ее не избирал, я ее в глаза не видел».

На симферопольском митинге были плакаты из разряда «Аксенов не президент России» и «Остановите произвол местных властей». В Алуште их не было, но был депутат, который прямо критиковал местную команду власти.

Крымчане, разбалованные украинским вариантом демократии, слабостью силовых органов, за четверть века привыкли воспринимать и митинги, и депутатов как определенные рычаги давления на местных чиновников. Именно поэтому местных жителей так удивляет и злит, что силовики могут безнаказанно сломать стержень любой массовой акции по приказу сверху.

Свободным в душе людям, политически сформированным при Украине (пусть и с пророссийскими взглядами), трудно воспринимать реальность, в которой на силовиков и местные власти нет и не может быть никакой управы, так как на этих структурах зиждится вся вертикаль власти.

Да, развитая и современная Россия существует, но только в двух своих столицах. А в Крым пришел дух самой настоящей российской глубинки. Нет никакой политической конкуренции, а значит, на возмущении граждан никто играть не будет – всех просто уложат под каток.

Конкретно на полуострове ситуация усугубляется ещё и тем, что местная политическая элита была сформирована в итоге уличного противостояния, которое угрожало ее физическому выживанию. Понимая это и то, как щепетильно Кремль относится к массовым акциям протеста, крымские власти делают все, чтобы не допустить ни малейшей возможности для проведения неподконтрольных пикетов.

Все же накипевшие случаи просто наглухо подавляются.

Но история в этом вопросе однозначна: на смену времени без демонстраций приходит время бескультурных демонстраций. Акции протеста требуют традиций, системной обкатки, понимания границ и конкретных алгоритмов осуществления допустимого давления на власть.

Если таких традиций нет, и пар из чайника не выпускают, то заканчивается  все танками и кризисом 93-го года.