Эксперты NY Times рассказали, почему взбунтовались турецкие военные

Многие турки обвиняли президента в том, что из-за него стало возможным усиление Исламского Государства.

Передает Бумеранг — Инфо со ссылкой на «Новое время».

«Военные группировки в Турции вечером в пятницу, 15 июля, попытались захватить контроль над страной, ввязавшись в яростную схватку за власть и погрузив страну — ключевого члена НАТО и американского союзника — в хаос. Все это происходит в регионе, который и без того был одним из самых нестабильных в мире», — пишут журналисты Тим Эранго и Сейлан Егинзу для NY Times.

Они рассказывают, что в Турции, которая пережила по крайней мере три военных переворота за последние полвека, объявлено военное положение. Президент Турции, исламист Реджеп Тайип Эрдоган, который доминировал в политике на протяжении более десяти лет и стремился взять под полный контроль вооруженные силы, был вынужден использовать приложение FaceTime своего iPhone, чтобы передавать сообщения, умоляя народ выйти на улицы и противостоять попытке государственного переворота.

Авторы цитируют обращение Эрдогана: «Нет власти выше, чем власть народа». Местонахождение Эрдогана было на тот момент неизвестно.

События начали развиваться поздно вечером в пятницу, примерно около 10 часов вечера, когда военные перекрыли движение на двух мостах через Босфор, которые соединяют европейские и азиатские стороны города. Колумнисты рассказывают, что бары и рестораны показывали кадры с моста по телевидению, в то время как завсегдатаи уткнулись в свои мобильные телефоны, пытаясь понять, что происходит.

«Некоторые люди незаконно предприняли незаконные действия, нарушив цепочку командования, — сказал премьер-министр Бинали Йылдырым в передаче на частном телеканале NTV. — Избранное народом правительство остается при власти. Это правительство уйдет только тогда, когда этого захотят люди».

Авторы отмечают, что многие нерелигиозные турки, без сомнения, будут приветствовать вмешательство военных, хотя еще ранним утром в субботу было неизвестно, окажется ли оно успешным.

«Люди пытались восстать против президента Эрдогана, но были разгромлены, поэтому у военных не осталось иного выбора, кроме как взять это на себя», — заявил Цем Йылдыз, водитель такси, который сказал в пятницу вечером, что проведет остаток ночи, работая, чтобы убедиться, что люди доберутся домой благополучно.

По словам авторов, для Йылдыза недавние теракты, ответственность за которые взяло на себя ИГ, стали «переломным моментом».

Как и многие турки, он винил политику Турции в Сирии за активизацию террористических атак. В начале гражданской войны в Сирии Турция поддерживала повстанческие группировки, воюющие против сирийского правительства. Многие из бойцов, которые направились через территорию Турции в Сирию, присоединились к Исламскому Государству, и критики обвиняют Эрдогана в том, что он допустил усиление ИГ.

«Он разрушил эту страну, и никто не осмелился выступить против него, кроме военных, — цитируют авторы турецкого таксиста. — Другого выбора не было».

«Сейда Йилмаз, учительница, которая находилась в Стамбуле в пятницу, когда начался процесс, сказал: «Страна находится в состоянии хаоса, и Эрдогана необходимо поставить на место, но я боюсь. Я очень боюсь, потому что в прошлом много невинной крови было пролито во время переворотов. Я обеспокоена. Я не знаю, что сказать. Мы все в шоке. Никто не думал, что военные рискнут выступить против Эрдогана», — заключают авторы.

Полную версию текста Тима Эранго и Сейлана Егинзу читайте на сайте NY Times.